Бестиарий Анны Уэльсской (XV в., Англия \ Копенгаген, Королевская библиотека Дании)

5 лет ago Enottt Комментарии к записи Бестиарий Анны Уэльсской (XV в., Англия \ Копенгаген, Королевская библиотека Дании) отключены

Бестиарий Анны Уэльской — латинский бестиарий английского происхождения, созданный ок. 1400-1425 гг. В настоящее время находится в Королевской библиотеке в Копенгагене. Никаких серьезных работ, посвященных этой рукописи, по-видимому, не посвящено.

Рукопись прибыла в Данию в качестве владения Йоргена Хега. На листе поэтому 8r он написал на английском языке «Эта книга принадлежит мне, Йоргену Хега».

Рукопись состоит из 77 пергаментных листов в переплете из тисненой кожи, корешок полностью украшен золотом. Название «Bestiarius» выбито на корешке. Пергаментные листы разного качества, со следами реставрации на листах. Края листов были окрашены в красный цвет.

Каждый раздел книги, как правило, содержит описание одного животного и имеет карсно-синий нарядно оформленный заголовок. Большинство инициалов украшены узорными красными линиями, которые часто занимают большую часть вертикального поля. Некоторые листы содержат маленькие инициалы красно-синего цвета, без узоров, обозначающие начало абзацев в разделах о животном.

Макет рукописи был тщательно спланирован. Из рассмотрения сетки, которой расчерчена книга, следует, что сначала были сделаны иллюстрации, затем текст, и потом уже инициалы. Это предполагает, что рукопись была создана силами одного художника-писца, который точно знал что он хочет сделать, или же он делал точную копию уже существующей рукописи. Что, конечно, не является взаимоисключением.

Макет рукописи представляет собой прямоугольник ок. 8,5 см. в ширину и 15 см в длину с отступом 1,5 см. от верхнего внутреннего угла, формирующий зону рукописи, где содерджится текст и изображения. Эта схема есть на всех страницах, она оставляет широкие поля по внешнему краю (ок. 3,5 см.) и снизу (ок. 4 см.). Поля оформлены только орнаментом из инициала главы. Каждый лист был пронумерован в правом верхнем углу в более позднее время.

Текст почти всегда содержится в рамке, хотя многие изображения частично уходят в угол поля. На некоторых страницах нет никакой сетки области изображения.

Создается впечатление, что решение о том, как будут располагаться изображения в книге, было принято еще перед написанием рукописи, что означает, что переписчик должен был быть очень точным, чтобы уместить текст в отведенное для него пространство. Трудность выполнения этого условия можно увидеть на листе 41 recto, где писец разместил последние строки текста главы в следующих областях. Как еще одно доказательство этого — текст в некоторых местах рукописи перекрывает изображение.

Текст

Содержит описание около 123 зверей и птиц. Согласно общепринятой классификации бестиариев по 4 типам, Бестиарий Анны Уэльской относится ко 2 типу. Главы в книге следуют почти в том же порядке, что и в Кембриджском Бестиарии, также оно похоже по содержанию и на Абердинский Бестиарий, хотя порядок следования статей соблюден лишь эпизодически.

Как и большинство Бестиариев 2 типа, Бестиарий Анны Уэльской представляет собой коипиляцию из нескольких источников, хотя писец может и не видел сами источники, а скопировал текст из других бестиариев. Исходя из того, что писец скопировал главы в том же порядке, следует, что он скорее всего имел доступ к одному из них, чтобы использовать в качестве образца. Нет никаких признаков, позволяющих определить место создания этой книги, но в основном бестиарии в Англии создавались в монастырях и соборных школах, поэтому писец вполне мог быть монахом или членом ордена одного из монастырей и получить разрешение на копирование.

Иллюстрации

В рукописи содержится 117 иллюстраций на 154 страницах (около 76 % страниц). В отличие от нее, Абердинский Бестиарий имеет 102 иллюстрации на 206 страницах (ок. 50%). Иллюстрации в бестиарии Анны Уэльской совершенно отличаются от рисунков в Абердинском и Эшмольском бестиариях. Здесь рисунки не содержат золота, они простые цветные и редко содержат какой-либо фон.

Изображения содержатся на большинстве страниц до 56 листа, после которого иллюстраций нет. Тематика глав на последних страницах (деревья, природа, человек) в большинстве бестиариев не иллюстрируется, хотя тема последнего раздела этого бестиария — огненные камни — иллюстрируется часто. Некоторые темы традиционно сопровождались полностраничными иллюстрациями, и бестарий Анны Уэльской — не исключение: проиллюстрировано то как Адам называет животных, древо Жизни, некоторые страницы могут содержать три изображения; это общая черта в бестиариях страниц, которые описывают змей.

Рисунки в рукописи Анны Уэльской имеют темную обводку, наполненную цветными пигментами. Пигмент выглядит как акварель, но более вероятно, чтобы это были цветные чернила; средневековые краски были несколько кислые, что позволило им «въесться» в пергамент, делая изображения более долговечными. Абердинский художник, для сравнения, использовал смелые, насыщенные цвета, как было принято в роскошных бестиариях; тусклые коричневые и пастельные тона применялись редко. Художник бестиария Анны Уэльской часто использует коричневые и другие цвета земли.

Рисункам в бестиарии Анны Уэльской присуща явно причудливая атмосфера. Художник, похоже, обладал чувством юмора. Попугай, о котором в тексте говорится, что его нужно бить по голове железным прутом, чтобы привлечь его внимание, выглядит достаточно злым; Боннакон выглядит самодовольным в своей успешной защите; Лиса, ловко укравшая гуся, которого несет на плечах; и девушка, которая только что предала единорога, кажется, выказывает раскаяние.

Такое впечатление, конечно, — реакция современного зрителя; но юмор был достаточно распространен в средневековых рукописях, даже в более серьезных, чем бестиарий.

Бестиарий Анны Уэльской — это интересная рукопись, несмотря на отсутствие роскошных изображений. Образы привлекательны для глаз, рисунки простые, но очень эффективные, иллюстрирующие характеристики животных, описанных в тексте. Дизайн и оформление рукописи в целом — это работа квалифицированного и внимательного мастера, как художника и писаря. Хотя Анна Уэльская обращалась с книгой немного грубо, судя по росчеркам на полях, всё же она берегла книгу.