Коттоновский Гензис (Книга Бытия Коттона, V — VI вв, Средиземноморье, \ Британская библиотека, MS Cotton Otho B VI)

11 месяцев ago Enottt Комментарии к записи Коттоновский Гензис (Книга Бытия Коттона, V — VI вв, Средиземноморье, \ Британская библиотека, MS Cotton Otho B VI) отключены

Коттоновский Генезис или Коттоновская книга Бытия — богато иллюминированная рукопись ветхозаветной книги Бытия на греческом языке, датируемая рубежом V и VI веков. Название — по Коттоновской библиотеке, в которой она хранилась. После пожара 23 октября 1731 года в вестминстерском Ашбернем-хаусе от рукописи остались 134 фрагмента пергамента, сильно обгоревшие и сморщившиеся от температуры.

Место создания рукописи неизвестно, обычно указывают предельно широко на восточное Средиземноморье. Акцент в иллюстрациях на истории Иосифа и египетских пейзажах интерпретировался как свидетельство египетского происхождения рукописи, однако такая прямолинейная трактовка оспаривается.

В рукописи содержится текст Книги Бытия на 35 листах пергамента (размером около 27 x 22 см) с многочисленными лакунами. Исходный код содержал 165 листов в размере кварто. Он написан нечеткими буквами в одном столбце на странице в 27-30 букв в строке.

История

Известно, что в начале XIII века рукопись была в Венеции. Возможно, она попала туда в качестве трофея после разгрома Константинополя в 1204 году. Её миниатюры (или копии с них) использовались в качестве оригиналов для мозаик северо-западного угла собора Святого Марка. Необычность иконографии не оставляет сомнений в прямой связи между этими изображениями. Впервые это сходство было замечено финским учёным И. И. Тикканеном в 1888 году. Использование книжной миниатюры в качестве образца для монументальной мозаики в средневековом искусстве уникально.

В начале XVI века с рукописи, всё ещё находившейся в Венеции, грек Маркос Ватас скопировал четыре миниатюры в качестве маргиналий к комментированному Генезису, ныне хранящемуся в Вене (не путать с древним Венским Генезисом). Вероятно, в 1526 году рукопись купил Реджинальд Поль, внук герцога Кларенса и троюродный брат Генриха VIII (впоследствии деятель Контрреформации, кардинал и архиепископ Кентерберийский при Марии I), затем она принадлежала Роберту Уэйкфилду (ум. 1537), библеисту из Оксфордского университета, а затем его брату Томасу, работавшему в Кембридже. Томас оставил на кодексе владельческую надпись. Замечено, что Томас Уэйкфилд сравнивал Коттоновский Генезис с печатной Библией 1526 года и выписывал варианты «древнейшего кодекса». В 1540 году Томас Уэйкфилд был назначен Генрихом VIII королевским профессором древнееврейского языка и, по-видимому, в благодарность подарил книгу королю. Легендарная версия, согласно которой Генезис якобы был преподнесён Генриху двумя греческими монахами из города Филиппы в Македонии (в XVI в. бывшего в руинах), впервые появилась только в 1620-е годы.

Елизавета I передала кодекс Джону Фортескью (ум. 1607), а к 1611 году рукопись была уже в коллекции Роберта Коттона.

К моменту пожара в рукописи отсутствовала примерно четверть страниц и треть миниатюр. Французский антиквар Николя-Клод Фабри де Пейреск, бравший книгу у Коттона для работы в 1618—1622 г., скопировал часть текста и одну из миниатюр; его копия является важным источником для реконструкции рукописи.

До середины XIX века Коттоновский Генезис считался самым древним и самым точным из сохранившихся списков Септуагинты; сейчас он лишился приоритета, но по-прежнему относится к числу нескольких древнейших кодексов.

Миниатюры

Согласно наиболее вероятной реконструкции, в Коттоновском генезисе был 221 лист, первоначальный размер страниц примерно 35×30 см. В тексте было 360 миниатюр-иллюстраций, заключённых в рамки. Вероятно, книга Бытия никогда в истории не иллюстрировалась столь щедро. В миниатюрах активно использовалась позолота, текст выполнен парадным унциальным почерком, в одну колонку, по 27-30 строк.

Миниатюры выполнены в стиле римских катакомб. Герберт Кесслер и Курт Вейцман предположили, что рукопись была написана в Александрии , потому что она показывает стилистические характеристики, общие с другими александрийскими произведениями, такими как Папирус возничих.

В миниатюрах отразились как общие черты античной живописи — скажем, дни Творения изображаются как фигуры ангелов, Творец направляет в уста Адаму душу-Психею в виде крылатого человечка, так и влияния александрийского богословия, например, Творец изображен безбородым и с крестчатым нимбом — он ассоциируется с Премудростью, Логосом — Словом, а стало быть, с Христом, предвечно бывшим с неизобразимым Отцом. Плотность иллюстрирования такова, что, видимо, на 300 страниц приходилось около 330 миниатюр. Эта рукопись вызвала к жизни целую широкую традицию в монументальной живописи и в миниатюре, в частности, была в сокращении повторена в начале 13 в. в мозаиках венецианского собора Сан Марко.