Даремские Евангелия (VII век, Линдисфарн / Даремский собор + Кембридж)

Евангелия из Дарема (MS A.II.17 и А. II. 10) — фрагменты иллюминированных манускриптов, содержащие евангелия, созданы в Ирландии или в Нортумбрии в VII веке.

MS A.II.17 — Четвероевангелие; сохранились только 2 листа: полностраничное изображение Распятия и заглавный лист Евангелия от Иоанна с роскошным инициалом.

Один лист этой рукописи в настоящее время находится в колледже Магдалины, Кембридж (Pepysian MS 2981). Сохранились только две полностью украшенные страницы: распятие (древнейшее в английском искусстве) и страница с инициалом перед Иоанном, и обе они находятся в плохом состоянии. Вероятно, в книге первоначально были евангелистские портреты и ковровые страницы, как и в других островных евангельских книгах, задуманных в аналогичном стиле. Книга была создана в Линдисфарне и привезена в Дарем, когда монахи Линдисфарна удалились в Дарем из-за нападений викингов. Евангелие из Дарема было написано тем же писцом, что и Евангелие из Эхтернаха.

Существует также фрагмент из Библиотеки Даремского Собора (А. II. 10), который иногда называют «Евангелиями Дарема», но чаще всего как «фрагмент Евангелия Дарема».

По мнению других специалистов, обе эти рукописи были созданы в аббатстве Rathmelsigi в Ирландии. Тем не менее, рукопись все равно нашли в Линдисфарне, поскольку она была исправлена рукой писца, который также написал евангелия Линдисфарна.

После передачи епархии Линдисфарн в Дарем, рукопись хранится в соборе Дарема. Лист из Кембриджа принадлежит к коллекции Сэмюэла Пипса, который пожертвовал этот лист колледжу в начале XVIII века.

Стиль

Фрагмент 1  — MS A.II.17 (Кембридж)

Начальный инициал Евангелия от Иоанна

Помимо самого раннего примера богато украшенного евангельского текста, Соборная Библиотека Дарема владеет более существенным фрагментом второй довольно огромной книги Евангелия, датируемой концом седьмого века. К сожалению, полностраничные миниатюры этой рукописи утрачены, за исключением двух, распятия и начального инициала Евангелия Святого Иоанна.

Художник этого инициала явно вдохновлялся соответствующим инициалом в Евангелии из Эхтернаха (Святого Виллиброрда)  — непрерывный поток из чересстрочной обработки, медальон в центре креста и переплетающиеся буквы P и R являются общими для обоих. Тем не менее, в дуге заметны различия.  Контрастируя с красными и белыми птичьими телами, обрамляющий  фон больше не желтый, но зеленый с узелками с плавными соединениями.

Оба инициала были приписаны одному и тому же художнику. Несмотря на их близость, можно также утверждать, что промежутка времени не более нескольких лет, который может отделять две рукописи, не достаточно, чтобы объяснить столь радикальные изменения. Два различных художественных темперамента при работе, кажутся более обоснованным объяснением.

Распятие

Прикрепленная к кресту, который простирается к границам, фигура Христа, одетая в тунику и обильно заплетенная в мантию с рукавами, занимает зону перед остальной картиной и доминирует над композицией. Его предплечья — дуги, растянутые вдоль поперечного стержня креста, необычной осанки, которая находит параллель в одной из палестинских ампул Монца.

Над поперечным Христом окружение из двух птиц-серафимов, а внизу стоят носители губки и копья — две карликовые фигуры со стройными ногами, появляющимися из-под полосатых плащей.

Зубчатый ореол Христа спускается к его плечам, как парик. Все выражение сосредоточено в его взгляде, который, как и Серафим, прочно прикован к нам. Круглая надпись справа начинается в правом верхнем углу: Auctorem mortis deieciens, uitam restituens nostrum … .если мы чувствуем сострадание… очевидно миниатюра задумана как imago pietatis, чтобы поощрять размышления о жертвенной смерти Христа.

Фрагмент 2 — А. II. 10 (Библиотека Даремского Собора)

Начальный инициал евангелия от Марка (A.II.10)

Единственными элементами украшения в этом фрагменте являются инициалы, но трактовка их совершенно иная, чем в Катахе того же VII века. Работа художника отчетливо демонстрирует здесь два излюбленных ирландцами приема освоения плоскости — ее геометризацию, членение и, говоря условно, заполнение орнаментом. Первое, что бросается в глаза — это совершенно особое положение, которое занимает на листе инициал. Теперь он существует в масштабе не строки, а всего листа, добрую половину которого занимает. Инициал-монограмма, открывающая Евангелие от Марка, весьма характерный пример. Вертикальные плоскости монограммы разделены мастером на чередующиеся по цвету прямоугольники. Их выверенная геометричность — новое явление и непременное свойство рисунка большинства ирландских миниатюр позднего времени.

Диагональный элемент монограммы выполнен в виде 8-образной переплетающейся полосы со звериными ликами на концах, несколько напоминающими инициалы Катаха. Однако на этом сходство кончается: в Катахе «пробует себя» внутренняя естественная динамика линии, здесь же — принцип включенности движения в строгую форму. В композиции инициала из Дарема есть и один элемент, занявший вскоре совершенно исключительное место на страницах ирландских рукописей. Это так называемая плетенка, заметная в пространстве, разделяющем два вертикальных ряда прямоугольников. О ее происхождении велось много споров. С коптским Египтом связывали ее одни, с миром сирийского искусства — другие. Связи между этими областями и Ирландией действительно существовали, и некоторые приемы восточных мастеров могли быть восприняты миниатюристами острова, но, думается, любые категоричные решения здесь не подходят.

Колофон Евангелия от Матфея (f. 3v) из фрагмента Даремского Евангелия (A.II.10)

Мотивы переплетающихся линий имели столь широкое распространение, что вывести их из единого центра не представляется возможным. Они встречаются в неолитическом искусстве, украшениях коптских монастырей, храмов Армении и Грузии, исламском искусстве и в западных районах Средиземноморья. Гораздо важнее проследить, какое место занял этот элемент орнамента в художественном мышлении этих различных культур.

На инициале из Дарема он находится еще в совершенно подчиненном положении, не отличаясь ни формальной сложностью, ни каким-то особым местом в композиции. С какой фантастической изощренностью он мог служить ирландским мастерам, видно уже на примере первого памятника из ряда подлинных шедевров ирландской миниатюры —  Книге из Дарроу.


https://www.jstor.org/stable/25541851 — A History of Illuminated Manuscripts by Christopher De Hamel