Роскошный (Великолепный) часослов герцога Беррийского (Très Riches Heures du Duc de Berry), 1411-1486, Париж-Бурж \ Музей Конде, Шантийи, Ms. 65

Не путать с Прекрасным Часословом (Les Belles Heures) и тем более с Малым Часословом (Les Petites Heures de Jean de Berry) всё того же герцога Беррийского.

«Великолепный часослов герцога Беррийского», иначе «Роскошный часослов герцога Беррийского» (Très Riches Heures du Duc de Berry) — иллюстрированная рукопись XV века. Наиболее прославленные изображения часослова — цикл «Времена года» из 12 миниатюр с изображением развлечений знати или крестьянских работ на фоне средневековых замков.

Была заказана герцогом Жаном Беррийским миниатюристам братьям Полю, Жану и Эрману Лимбургам в 1410—1411 годах и осталась незавершённой после смерти трёх художников и их заказчика в 1416 году. Рукопись, вероятно, была дополнена в календарной части анонимным мастером в 1440—1450-х годах. Некоторые историки искусства считают, что этим художником был Бартелеми д’Эйк. В 1485—1486 годах манускрипт был доработан художником Жаном Коломбом по заказу Карла I Савойского, однако некоторые листы его остались незавершёнными. Приобретённый герцогом Омальским в 1856 году, часослов хранится в его замке Шантийи (в настоящее время — Музей Конде, инв. № Ms. 65). Вместе с поместьем и находящимся в нём собранием произведений искусства часослов был передан герцогом французскому государству; по его завещанию, манускрипт, как и другие экспонаты, никогда не должен покидать пределов Шантийи.

Основная часть манускрипта была создана между 1412 и 1416 годами братьями Лимбург — Полем, Жаном и Эрманом. Они, по-видимому, сначала работали в замке Бисетр, располагавшемся к югу от Парижа, а затем в роскошном доме, предоставленном Жаном Беррийским в Бурже. Они не иллюстрировали в то время другие манускрипты и могли в полной мере сосредоточить свои усилия на создании миниатюр для часослова.

Наиболее прославленные изображения часослова — цикл «Времена года» из 12 миниатюр с изображением развлечений знати или крестьянских работ. Часословы традиционно начинались с календаря для того, чтобы читатель мог определить соответствие молитв определённым дням, дни недели, церковные праздники. Каждая миниатюра увенчивается полукругом (тимпаном), на котором изображена солнечная колесница, управляемая Фебом, соответствующие данному месяцу знаки зодиака и его градусы. В календаре указаны дни месяца, их продолжительность в часах и минутах, церковные праздники и имена святых, золотые числа, с помощью которых определялось место календарного года в метоновом цикле.

Иллюстрации цикла «Времена года» в данном манускрипте оказались новаторскими с точки зрения своей направленности, избранных тем для изображения, композиции, а также художественного и технического исполнения. На заднем плане большинства этих иллюстраций представлен либо один из замков герцога Беррийского, либо замки, принадлежавшие королю Франции. Исследователи обращают внимание, что по тематике иллюстрации календаря распадаются на две группы: в миниатюрах «Январь», «Апрель», «Май» и «Август» показаны сцены из жизни знати, в то время как темой миниатюр, посвящённых другим месяцам, стали традиционные сельскохозяйственные работы и занятия, соответствующие временам года. Примечательно, что четыре календарные миниатюры из первой группы находятся в одной тетради-кватернионе (первой) и уверенно атрибутируются братьям Лимбург. Эдмон Поньон называет одного из братьев Лимбургов, выполнившего миниатюры «Январь», «Апрель», «Май» и «Август», Куртуазным мастером. В этих иллюстрациях щедро использованы позолота и яркие краски, архитектурные комплексы отодвинуты на задний план (занимая лишь его часть) и подёрнуты лёгкой дымкой. Примечателен выбор сюжетов. Например, для «Января» — изображение хозяина (здесь — герцога Беррийского), принимающего гостей, было традиционно для той эпохи. Но в данном случае создаётся впечатление, что именно Жан Беррийский, а не Бог, является центром поклонения.

Миниатюры «Февраль», «Июнь» и «Июль», по мнению Поньона, принадлежат кисти второго из братьев Лимбургов с условным именем Рустикальный мастер. Для него характерны особое «однообразное» положение ног у стоящих персонажей, обилие голубого цвета, тщательно выписанные детали архитектурных сооружений, изображённых более масштабно, чем на других иллюстрациях.

В миниатюрах «Март», «Октябрь» и «Декабрь» Поньон видит руку ещё одного мастера. Этот художник интересовался решением задачи построения перспективного изображения. Люди, животные, архитектурные постройки на его иллюстрациях отбрасывают тени. Подобно Рустикальному мастеруМастер теней (фр. Maître aux Ombres) выбирает сюжеты из жизни простых людей и исполняет их «с глубоким пониманием и сочувствием к их жизненным тяготам и нелёгкому труду». Вероятно, Мастер теней работал уже в другую эпоху: его персонажи одеты в костюмы середины XV века, определить его имя пока не представляется возможным.

Замок на миниатюре «Сентябрь», по мнению Поньона, мог выполнить Рустикальный мастер, а сцена сбора винограда принадлежит кисти Жана Коломба, женщина же в красной юбке имеет сходство с персонажами «Октября», по всей видимости, её рисовал Мастер теней. Возможно, он начал миниатюру, а продолжили её другие художники.

Кроме того, Поньон выделяет и Благочестивого мастера — третьего и последнего из братьев, его почерк схож с манерой Куртуазного мастера, однако имеет и отличия. Благочестивый мастер выполнил часть религиозных сцен (например, «Св. Иоанн на Патмосе», «Мученичество Св. Марка»)

Роскошный часослов герцога Беррийского считается ярким представителем готической книжной миниатюры, а Жан Фуке, автор «Часослова Этьена Шевалье», созданного в 1452-1460 гг. считается первым мастером французского Возрождения.  Авторы и первой, и второй миниатюры привнесли в искусство Франции элементы других культур: братья Лимбурги, работавшие над часословом герцога Беррийского, были родом из Нидерландов; вместе с тем Лимбурги изучали достижения итальянского искусства XIII—XIV веков в передаче объёма и пространства, стремились к поэтичному и правдивому изображению природы и повседневного быта. Миниатюры «Богатейшего часослова» в исполнении Лимбургов с их богатством реалистических наблюдений предвосхитили пути развития искусства Северного Возрождения. Вместо орнаментального фона, характерного для готической живописи, появилось небо, воздушное пространство, свет солнца, изменяющиеся в зависимости от времени суток и от времени года. Реальные постройки воспроизведены с большой точностью. Жан Фуке, в свою очередь, в начале 1440-х гг. учился в Париже, а затем первым из французских художников отправился в Италию и познакомился с искусством итальянского Возрождения[1].

Поль Дюрье в 1904 году высказал предположение, что восемь миниатюр, не связанные с временами года, не были предназначены для часослова, а являлись самостоятельными произведениями либо были заказаны Лимбургам для другого часослова – они отличаются по размерам от других миниатюр, и свободные поля у них отличаются от пропорций, принятых в рукописи[1].  В то же время у историков искусства нет и единого мнения по поводу того, принадлежали ли эти миниатюры именно этому часослову – М.Мисс считал, что они находились в одной коробке вместе с остальными тетрадями часослова[2],  но в инвентаре 1416 года листы с большими миниатюрами не упоминались, поэтому неизвестно, были они в коробке или нет[3].

Так или иначе, на данный момент эти восемь миниатюр считаются частью роскошного часослова герцога Беррийского.


[1] Казель Р., Ратхофер И. Роскошный часослов герцога Беррийского / Предисловие У. Эко. — М.: Белый город, 2002. — с. 202

[2] Millard Meiss, French Painting in the Time of Jean De Berry : Limbourgs and Their Contemporaries, Londres, Thames and Hudson, 1974

[1] Золотова Е.Ю. Жан Фуке.  — М., 1986.с. 6