Антропологические аспекты культуры

2 года ago Enottt Комментарии к записи Антропологические аспекты культуры отключены

Изучением вопросов становления и развития как культур отдельных народов, так и культуры человека в целом зани­мается культурная антропология. Она представляет собой фунда­ментальную науку, предметом которой является совокупность результатов и способов деятельности человеческого общества во всех сферах его жизнедеятельности и всех факторов, составляю­щих и обусловливающих своеобразие образа жизни и поведения народов, этнических общностей, групп и индивидов в тот или иной период времени. Культурная антропология исследует раз­витие культуры во всех ее аспектах: образ жизни, видение мира, менталитет, этническая психология, результаты и формы духов­ной деятельности человека. Кроме того, она изучает также уникаль­ную способность человека развивать культуру через общение, че­рез коммуникацию, рассматривает огромное разнообразие чело­веческих культур, их взаимодействие и конфликты.

Культурная антропология представляет культуру как продукт совместной жизнедеятельности людей, систему согласованных способов их коллективного сосуществования, упорядоченных норм и правил удовлетворения их групповых и индивидуальных потребностей. Такое понимание основывается на том, что совме­стное долгое проживание групп людей на определенной террито­рии, их коллективная хозяйственная деятельность, оборона от внешних нападений формируют у них общее миросозерцание, единый образ жизни, манеру общения, стиль одежды, специфику кулинарии и т.д. В результате действия перечисленных факторов формируется самостоятельная культурная система, которую при­нято называть этнической культурой данного народа. Но каждая этническая культура не является механической суммой всех ак­тов жизнедеятельности людей соответствующего этноса. Ее ядро составляет набор «правил игры», сложившихся в процессе их коллективного сосуществования.

В отличие от биологических свойств человека эти «правила игры» не наследуются генетически, а усваиваются только посред­ством обучения. По этой причине невозможна единая универ­сальная культура, объединяющая всех людей на Земле. Таким образом, несмотря на свою очевидную реальность культура пред­стает в некотором смысле абстрактным понятием, ибо в действи­тельности она существует только в виде множества культур раз­ных эпох и регионов, а внутри этих эпох — в виде культур отдель­ных стран и народов, которые в культурологии принято называть локальными культурами.

Наличие локальных культур является также закономерной формой существования всей человеческой культуры в целом. Благодаря взаимодействию локальных и этнических культур возникает система общения, поддерживаются различные сти­ли и типы поведения, ценностные ориентации, сохраняется их этническая самобытность. Это общение протекает как через взаимное выяснение отношений, распри, конфликты, так и че­рез взаимную адаптацию и понимание культурного своеобра­зия соседей. Как правило, характер межкультурных контактов определяется степенью близости и родства взаимодействую­щих культур. Дело в том, что некоторые локальные культуры похожи друг на друга в силу их генетического родства и сходст­ва условий их возникновения. Другие культуры различаются настолько, насколько различаются условия жизни народов, создавших эти культуры. Во всем разнообразии локальных куль­тур нет ни одной «ничейной» культуры. Каждая культура воплощает специфический опыт социальной практики какого-либо конкретно-исторического сообщества людей. Этот опыт при­дает каждой культуре свои неповторимые черты, определяет ее своеобразие.

Своеобразие культуры того или иного народа может прояв­ляться в самых разных сторонах человеческой жизнедеятельно­сти: в удовлетворении биологических, материальных или духов­ных потребностей, в естественных привычках поведения, типах одежды и жилищ, видах орудий труда, способах трудовых операций и т.д. Так, этнографы давно заметили, что народы, живущие в сходных географических условиях и по соседству друг с другом, часто строят дома по-разному. Русские северяне традиционно ставят дома к улице торцом, а русские южане располагают свои жилища вдоль улицы. Балкарцы, осетины, карачаевцы много веков живут на Кавказе по соседству. Однако первые строят камен­ные одноэтажные дома, вторые — двухэтажные, а третьи — дере­вянные дома. Раньше у узбеков по одной лишь тюбетейке можно было определить место происхождения ее владельца, а одежда русской крестьянки XIX в. точно указывала, в какой местности она родилась.

Таким образом, составными частями человеческой культуры являются локальные культуры, носителями которых выступают народы, их создавшие. Каждый народ представляет собой само­стоятельную этническую общность, или, как принято говорить в этнологии, отдельный этнос. Этносы существуют как устойчи­вые общности людей, состоящие из нескольких поколений. Люди естественным образом объединяются в этносы по самым разным причинам, в том числе на основе общности исторической судьбы, общих традиций, особенностей быта и пр. Самыми важ­ными объединяющими факторами являются общность террито­рии и языка.

Культурная картина мира находит свое выражение в различ­ном отношении к явлениям культуры. Например, на Мадагаска­ре похороны отражают оценку достигнутого при жизни челове­ком статуса и степень уважения к умершему, поэтому для проща­ния с одними стекаются тысячи людей, а к другим приходят единицы. У некоторых народов прощание с покойником растя­гивается на недели. Напротив, в современной России или США похороны умершего занимают всего несколько часов. Различное отношение к одному и тому же событию у разных народов можно объяснить только различиями их культурных картин мира, в которых это событие имеет разные ценность и значение.

Исследование коммуникационного аспекта общения культур показывает, что отношения между культурами могут быть раз­личными:

  • утилитарные отношения;
  • отношения неприятия;
  • отношения взаимодействия, когда отношения культур друг к другу рассматриваются как отношения между равноценными субъектами.

Первый тип отношений означает самоотречение от своей самобытности, добровольное подчинение другой культуре. Вто­рой тип предполагает возникновение эгоцентрических культур, замкнутых в себе и не желающих взаимодействовать с другими культурами. Третий тип отношений можно назвать наиболее прогрессивным для всей человеческой культуры, поскольку основывается на следующих принципах:

  • любая культура представляет собой совокупность неповтори­мых и незаменимых ценностей, благодаря которым каждый на­род может существовать в мире и взаимодействовать с другими народами;
  • все народы составляют единое целое в общем культурном на­следии человечества, а культурная самобытность народов обна­руживается и обогащается в результате культурных контактов с традициями и ценностями других народов;
  • ни одна культура не может претендовать на право быть универ­сальной для всех народов, каждый из которых сохраняет свою самобытность;
  • культурные особенности каждого отдельного народа не проти­воречат единству всеобщих человеческих ценностей, которые объединяют человечество и делают его жизнедеятельность пло­дотворной и прогрессивной.

Указанные принципы взаимоотношений культур имеют важ­ное методологическое значение, поскольку являются основопо­лагающими для межкультурной коммуникации и диалога куль­тур.

Культура и человек

Приступая к рассмотрению вопроса о соотношении культуры и человека, необходимо прежде всего предостеречь от частой теоретической ошибки — отождествления понятий «человек» и «личность». «Человек» обозначает род Ноmo sapiens, т.е. общие свойства данного вида живых существ, а «личность» — единичного представителя этого вида, индивида. При этом «личность» не является синонимом «индивида» — не всякий индивид является личностью: принципиальное различие содержания данных понятий состоит в том, что индивидом человек рождается, а личностью становится (или не становится) в силу определенных объективных и субъективных условий. «Индивид» — понятие, характеризующее отличительные черты каждого конкретного человека, животного и даже молекулярного соединения (в естествознании используется понятие «химический индивид»), тогда как «личность» — понятие, неизвестное ни химии, ни биологии, поскольку оно обозначает духовный облик индивида, сформированный культурой в конкретной социальной среде его жизни, разумеется, во взаимодействии с его врожденными анатомо-физиологическим и психологическими качествами.

Культура и общество

Культура и общество — системы до такой степени близкие, что их содержание нередко или вообще не различается, или представляется таким образом, что одна понимается как часть, раздел, аспект другой. Между тем эти системы различны, в известной мере автономны и развиваются каждая по своим законам. Прежде всего нужно учесть существенные расхождения в философии и в самой социологии трактовок понятия «общество»: в свое время К. Маркс полемизировал с теми социологами, которые видели в обществе «сумму индивидов», и противопоставлял этой точке зрения понимание общества как «суммы тех связей и отношений, в которых… индивиды находятся друг к другу», или как единство «базиса» и «надстройки». В наше время одни ученые — как в России, так и на Западе — разделяют этот подход, а другие оспаривают (с кругом научных мнений можно ознакомиться в монографии Е.П. Черняка «Цивилиография: наука о цивилизации» (М., 1996), где охарактеризованы и представлены в виде таблицы «основные концепции социальной реальности», начиная со взглядов О. Конта и К. Маркса и заканчивая теориями современных западных социологов и философов).

Функционирование культуры

Системный подход к научному рассмотрению культуры предполагает взаимосвязь трех плоскостей ее анализа: элементно-структурной, функциональной и исторической.

Следующая ступень — анализ культуры в функциональном аспекте. Он включает в себя решение двух вопросов: какие объективные цели сделали необходимым рождение и историческое развитие культуры как функциональной системы и каковы механизмы ее функционирования, обеспечивающие достижение этих целей? Поскольку культура живет и действует в реальном бытии человечества, функционируют пространственное и временное измерения бытия. В пространственной плоскости роль культуры состоит в том, чтобы удовлетворять те потребности людей, которые она сама порождает, и одновременно формировать новые потребности, посредством этого окультуривая, облагораживая, одухотворяя, «возвышая» биологические нужды — в пище, отдыхе, сексуальных ощущениях и т.д. — и привнося в жизнь новые, чисто культурные: в чтении, слушании музыки, изучении наук, философском умозрении, путешествиях, интеллектуальном общении с себе подобными. В целом эту роль культуры можно определить как последовательное и всестороннее очеловечивание жизни человека.

Значение указанных действий культуры неоднозначно. Диалектика человеческого бытия приводит к выработке человечеством не только таких форм поведения и опосредующего их сознания, гуманистическая ценность которых, безусловно, превосходит агрессивность, жестокость, кровожадность диких зверей и отсутствие у них разума, совести, идеалов, духовности, эстетических чувств, но и таких, в которых людьми проявляются качества более звериные, чем у самих животных, — ограбление и убийство ближнего, военные способы разрешения социальных противоречий, пытки, обман, предательство, измена. Более того, одни и те же действия получают в человеческом обществе прямо противоположные оценки: одни люди рассматривают их как культурные, а другие — как антикультурные, дикие, варварские.

Это относится к верованиям и безверию, к использованию ненормативной лексики в речи, к явлениям моды в одежде и прическе, к украшениям, макияжу, татуировке, к различным художественным стилям: импрессионизму, экспрессионизму, кубизму, фовизму, абстракционизму… Культура оценивает самое себя, и ее оценки зачастую оказываются различными, даже диаметрально противоположными, потому что они даются с позиций социальных групп, являющихся разными, подчас антагонистическими в своем бытии, а значит, и в своем сознании. Таковы, в частности, оценки Великой французской революции и Октябрьской революции в России, фашизма, нынешние»религиозные конфликты, оборачивающиеся кровавым противоборством сторонников террора как «высшего проявления мусульманской культуры», с теми, кто считает всякий террор явлением антикультуры… В силу этого одного только онтологического подхода к культуре недостаточно — к ней необходимо подходить также с аксиологических позиций.

Историческая динамика бытия культуры

В связи с тем что антропо-социокультурные системы отличаются от природных систем своим историческим существованием, их изучение требует сопряжения синхронического «разреза» с «разрезом» диахроническим. Теоретическое обоснование такой программы исследования истории культуры на современном этапе предоставляет родившаяся в 1970-е гг. новая наука — синергетика, развивающая методологическую программу теории систем и принципов системных исследований на основе изучения закономерностей процессов развития сложных и сверхсложных самоуправляющихся систем — процессов их самоорганизации, а тем самым и дезорганизации, и реорганизации. Культура принадлежит к числу именно таких систем, и потому применение культурологической мысли синергетических идей оказалось весьма перспективным.

С синергетических позиций история мировой культуры начинается в эпоху верхнего палеолита (древнего каменного века): тогда и на протяжении нескольких десятков последующих тысячелетий, в века бронзы и железа по археологической периодизации, окончательно сформировалось первобытное общество с присущим ему типом культуры. В основе существования этого общества лежали три способа практического жизнеобеспечения: охота, собирательство и рукомесло (ручное изготовление первых каменных и деревянных орудий, одновременно служивших оружием охоты и межплеменных войн). Главной отличительной чертой его культуры был синкретический (целостно-нерасчлененный, диффузный) характер бытия, в котором духовные формы деятельности еще не отделялись от материальных, а художественное сознание, образно-конкретное, эмоционально-напряженное и фантастическое, было мифологическим и тем самым пронизывало все сферы жизни и управляло всеми формами деятельности.

Такая культурная система обладала большой устойчивостью. Однако в силу того что программы поведения и деятельности определялись уже не биогенетически, а развивавшейся энергией интеллекта и духовных стимулов, ее медленно, исподволь подрывали некие внутренние силы, порождавшиеся потребностями в облегчении труда и повышении его коэффициента полезного действия. В конечном счете, особенно после овладения производством орудий — оружия, технологией железного литья, благодаря оснащению ручного труда простейшими орудийными посредниками — гончарным кругом, жерновом, литьевыми формами, рычагом, скрепами, соединительными смесями и т.д., стали все резче расходиться культура, выросшая из собирательства (преобразованного в земледелие), культура, выросшая из охоты (превратившейся в скотоводство), и культура, основанная на ремесле. В соответствии с благоприятствованием различных природных условий человечество пошло открывшимся ему нелинейным путем прогресса, испытывая возможности каждого направления.

Наименее перспективным оказалось скотоводство — и потому, что оно порождало кочевой образ жизни, предопределявший непрерывные столкновения с другими племенами и провоцировавший на непроизводительный грабительский, «антидуховный» образ жизни, и потому, что примитивная техника разведения скота не содержала стимулов для развития интеллектуальной деятельности. Хотя в Африке, в Средней Азии, на Дальнем Севере и на некоторых океанских островах еще сохраняются остатки такой культуры, они являются явными пережитками далекого прошлого и находятся в состоянии полной деградации; социумы, культура которых основывается на скотоводстве, неотвратимо умирают в окружении цивилизованных обществ.


Солонин, Каган — 227-257